Экспедиция Русского географического общества 1908-1910 гг. (экспедиция Рябушинского)

Камчатская комплексная экспедиция Русского географического общества (РГО) 1908-1910 гг. получила свое название экспедиция Рябушинского по имени спонсора, члена известной семьи предпринимателей Федора Павловича Рябушинского. Как уже указывалось ранее, в Русском Географическом обществе давно существовал проект экспедиции на Камчатку. В самом начале деятельности РГО  (1850 -1854 гг.) этот проект выдвинул Ф.П. Литке, затем его попытался реализовать польский естествоиспытатель Б.И. Дыбовский  (1877 г.),  В.Л. Комаров  (1903 г.) вносил предложение о подобной экспедиции, но сдерживало воплощение этих проектов отсутствие достаточного количества средств на его реализацию.

В 1906 г. совсем молодой Ф.П. Рябушинский, прослушав курс лекций по географии, загорелся страстным желанием побывать на Камчатке. С целью лучшего ознакомления с Сибирью он пригласил А. А. Ивановского прочесть ему полный курс географии, антропологии и этнографии Сибири, Федор Павлович отнесся к этому курсу с громадным интересом; во время лекций он аккуратно вел записки и заметки; немедленно приобретал рекомендуемые для прочтения книги и основательно знакомился с ними; в конце концов, у него составилась обширная библиотека книг о Сибири, как русских, так и иностранных, а также большое собрание географических карт и атласов. В первой половине курса, когда давалась подробная характеристика Западной Сибири, Федор Павлович особенно заинтересовался Алтаем, его природою и кочевым населением. В это время впервые у него зародилась мысль снарядить научную экспедицию в Алтай, и он хотел осуществить ее в ближайшее же лето. Но когда в дальнейшем развитии курса Федор Павлович познакомился с нашими дальневосточными окраинами, наибольшее его внимание привлекла к себе Камчатка. Он был поражен, как мало она изучена, он удивлялся, как может оставаться необследованным такой обширный край, равный по площади всей Пруссии, край с такой своеобразной природой. Мысль об организации Камчатской экспедиции всецело овладела Федором Павловичем, и он деятельно стал готовиться к ее осуществлению. Прежде всего, он познакомился с организациями крупных иностранных экспедиций и, в особенности, с экспедицией американца Джезупа на крайний северо-восток Сибири. Затем он начал вырабатывать план собственной экспедиции в Камчатку, причем на первых же порах ему пришлось убедиться, что выработка этого плана дело чрезвычайно большой трудности как за отсутствием необходимых данных в литературе и за невозможностью добыть эти данные на месте в Камчатке.

 Одно время Федор Павлович совсем уже решил самому сделать предварительную, рекогносцировочную поездку в Камчатку, что несомненно намного облегчило бы дальнейшую работу исследования. Но быстро развивавшийся туберкулез легких помешал осуществить эти планы. Он обратился к главе русского географического общества Петру Петровичу Семенову-Тян-Шанскому, и к обоюдному согласию сторон задуманная Рябушинским экспедиция на Камчатку состоялась (о работе комиссии по организации экспедиции см. АРГО, фонд Канцелярия ГО № 1-1906).

На Камчатскую экспедицию Ф. П. Рябушинский пожертвовал 200 000 руб. По его мысли она должна была поставить своей целью возможно подробное и разностороннее исследование полуострова Камчатки, а потому для достижения этой цели необходимо было участие значительного числа специалистов, выбор которых и определил успех задуманного Федором Павловичем дела.

Федор Рябушинский планировал сам принять в ней участие, но крайне слабое здоровье не позволило этим планам осуществиться. Но денег, отпущенных на экспедицию, он назад не забрал.  В 1910 г. Федор Рябушинский скончался от скоротечной чахотки, завещав родственникам довести дело до конца. Благодаря этому на Камчатку была отправлена действительно комплексная, хорошо подготовленная научная экспедиция. Она была одной из самых эффективных по собранному научному материалу после продолжительного застоя в исследованиях Камчатки.

Руководителем экспедиции был ботаник Владимир Леонтьевич Комаров (1869-1945), который позже писал: Цель экспедиции была исключительно научная возможно полное и всестороннее описание Камчатки; никакими другими целями экспедиция не задавалась (См. Комаров В.Л. Флора Т.1, С.3). Экспедиция состояла из 6 отделов: геологического, гидрологического, метеорологического, ботанического, зоологического и этнографического. Все выше перечисленные отделы работали самостоятельно и практически не зависели друг от друга. Отчетность также производилась отдельно. Единое руководство было сведено к решению общих экспедиционных задач.

Геологический отдел. Члены экспедиции выехали железной дорогой из Петербурга 21 апреля 1908 г. во Владивосток. В Петропавловск прибыли 26 и 29 мая на пароходах Эйтин и Лицун из Хоккайдо. Из-за недостатка лошадей сразу же пришлось корректировать маршрутные планы (во всей Петропавловской округе оказалось всего около 40 лошадей, из них нанять удалось только 3 См. Конради С.К. Предварительный С.1). Согласно предварительной договоренности о подобной ситуации, нанятых лошадей получала партия Е.В. Круга, Другие отряды должны были изыскивать иные способы передвижения. Отряд Конради Келля совершил поездку морем к южной оконечности полуострова к мысу Лопатка по маршруту Петропавловск бухта Жировая бухта Саранная мыс Лопатка устье реки Камбальная Курильское озеро Ходуткинский мыс бухта Березовая Петропавловск.  Путешествие осуществлялось двумя шлюпками: большим вельботом, нанятым у местного жителя Н.Г. Григорьева, и легкой небольшой шлюпке типа вельбота предоставленной администрацией из конфискованных  у японцев.

 Следующим летом было предпринято путешествие по центральной части Камчатки к Ключам и Шивелучу. Отдельный отряд был выслан в район Карагинской бухты и залива Корфа. Это место было тщательно обследовано и описано, так как там еще в 1903 г. американцами был найден уголь, и велась его браконьерская выработка.

Снаряжение было рассчитано на передвижение лошадьми, поэтому отъезд команды затянулся на месяц. По ходу следования производились топографическая съемка и описания отдельных пунктов суши, в которых производилась высадка команды.  Из-за тяжелых климатических условий работы на пунктах продолжались иногда по несколько дней. Конради фотографировал простым фотоаппаратами 9х13 и 13х18, зарисовывал и осматривал горные обнажения, Келль кипрегелем брал засечки на открывавшиеся сопки и другие характерные точки панорамы (См. Конради С.К. Предварительный С.3).  В работе также использовались: мензула, три анероида, два гипсотермометра, теодолит Гильдельбранта с одноминутным горизонтальным лимбом и полминутным вертикальным, а также самодельный фотограммаметр (См. Келль Н.Г. Карта С.9).

Астрономические определения производились главным образом с целью ориентировки маршрутной триангуляции. При отсутствии хронометров для получения долгот, привязки делались к астрономическим пунктам, определенным другими лицами (для южной части Камчатки им являлся астрономический пункт Жданко, определенный им в 1906 г.; в районе Шивелуча и Ключевской сопки пользовались исходной долготой р. Камчатка у завода Демби[1]). Широту получали при помощи теодолита и хороших карманных часов. При вычислении поправок пользовались английским месяцесловом, присланным Ю.М. Шокальским, мореходными таблицами и таблицами Альбрехта.

Географическое описание обследуемой территории производилось довольно подробно и точно. Вот, например, отрывок из описания Юга Камчатки:

В общих чертах строение рассматриваемого района сводится к следующему. Довольно однородные по высоте хребты, ограничивающие Жировые и Саранную бухты сложены из вулканических продуктов, залегающих на значительно дислоцированном и отчасти метаморфозированном сланцевом основании. Гранита, встреченного профессором К.И. Богдановичем (а весною 1901 г. и нами) на западной стороне вблизи сопки Вилючика здесь я не нашел, галька же его встречается на берегу. Вулканические продукты в виде брекчий, андезитовых толщ и Дейк, генетически связаны, по-видимому, не только с Вилючиком, а главным образом происходят из Мутновской сопки.

На подножии, образованном тремя хребтами, разделяющих долину реки Паратунки и вершины реки Саранной и Вилючинской, возвышается пирамидально-конически массив самого Вилючика. Несколько полуразрушенных выветривание лавовых авгито-андезитовых потоков разделяют глубокие забитые снегом пади-барранкосы, идущие от вершины. Лавовые гребни наверху оканчиваются крутыми обрывам, над которыми помещается венец скалы из более каолинизированных, охристых, вообще измененных послевулканическими процессами пород. Это, по-видимому, остатки кратера. Внутри венца, трехгранной пирамидой почти отвесной с юга и востока и поле пологой с северо-запада, возвышается собственно вершина; заканчивается она несколькими глыбами андезита в 2-3 кубических метро объемом. Северо-западная грань ея занята небольшим фирновым полем. Вулканический песок, о котором упоминалось выше, здесь отсутствует. Его место заступает мелкая дресва пород сопки. Угол наклона тальвега снежных падей (от вершины вниз) 38, 35 и 32, уклон скалистых ребер 33-34 (по фотографии от озерка), а местами и много круче (См. Конради С.К. Предварительный С. 4-5)

Геологический отдел экспедиции Рябушинского за три полевых сезона с 1908 по 1910 гг. провел всестороннее комплексное обследование Камчатки, которое условно можно разделить на три района: Юг Камчатки, район вулканов Шивелуч и Ключевской (центральная часть п-ва) и район Карагинского залива и залива Корфа (северо-восток). по первым двум районам в Русском географическом обществе были опубликованы отчеты Конради и Келля. По третьему району, где обследование проводил отряд Круга, отчет опубликован не был.

Метеорологический отдел В.А. Власова в 1908 -1909 гг. проследовал по маршрутам:

1) Петропавловск мыс Лопатка Паужетка Явино Голыгино Большерецк Начики Малка Ганалы Верхнее-Камчатск Мильково;

2) Тигиль Еловка Ключи Камаки Усть-Камчатск Камчатский залив Кронотский залив Петропавловск;

Помимо полевых исследований были организованы пять постоянно действующих метеостанций в г. Петропавловске, селах Ключи, Мильково, Тигиль, Большерецк. По результатам работы были сделаны В.А. Власовым отчеты в РГО в 1914 и 1916 гг. Климат Камчатки.

Ботанический отдел В.Л. Комарова в первый сезон пересек полуостров с запада на восток на широте Петропавловск Начики Большерецк, со сплавом по реке Быстрой (Большой). С июня по октябрь 1909 ботаники через долину реки Авачи перешли к верховьям реки Камчатки, спустились до ее среднего течения, перешли через Восточный хребет к Кроноцкому озеру и вдоль Тихоокеанского побережья вернулись в Петропавловск.

В.А. Комаров, помимо докладов в РГО, отобразил научную работу ботанического отряда в монументальном трехтомном труде Флора Камчатки. В отдельной главе он подробно расписал маршруты лиц, доставивших материалы для гербария экспедиции Ф.П. Рябушинского (См. Комаров В.Л. Флора Т.II, С.15-33). Глава выстроена в хронологическом порядке (годам и дням) по именам. В своей монографии на основе собранного материала Комаров сделал научный анализ ботанического состояния Камчатки. В главе III Ботанико-географическое разделение Камчатки и ее флоры (См. там же, со С. 34) результаты этого анализа были оформлены в деление Камчатки на районы, зоны, фармации. Книга была закончена в 1915 г., но увидела свет только в 19 г., почти одновременно с одноименным трудом руководителя и ботаника шведской камчатской экспедиции Эрика Хультена. (Эти книги определенно написаны независимо друг от друга, по собственным материалам не связанных между собой авторов).

Зоологический отряд П.Ю. Шмидта также провел на Камчатке два полевых сезона. Он работал в устье реки Камчатки, на Кроноцком и Курильском озерах, у Паужетки, у Авачинской группы вулканов. 6 апреля 1910 г. на общем собрании РГО был зачитан доклад начальника зоологического отдела Камчатской экспедиции П.Ю. Шмидта Полтора года на Камчатке. Окончательный вариант отчета П.Ю. Шмидта  был оформлен в виде отдельного издания РГО Работы зоологического отдела на Камчатке.

Гидрологический отдел возглавлял В.Л. Лебедев. Отчет о работе отдела опубликован в 1911 г. в известиях Восточного отделения географического общества Исследование вод Камчатки В.Н. Лебедевым 1908-1909 гг..

Работа этнографического отдела можно назвать продолжением научных исследований его руководителя этнографа Владимира Ильича Иохельсона. Он проводил изучение палеоазиатских народов Северо-востока Сибири, и был Камчатке в составе сибирского отдела Северо-Тихоокеанской экспедиции (1900 1902 гг.) по изучению северных народов Тихоокеанского побережья России и Америки. Отчет о работе отдела представлен в Восточном отделении географического общества в 1909, 1911 и  в 1930 гг. в виде доклада Археологические и этнографические исследования В.И. Иохельсона, члена Камчатской экспедиции на Алеутских островах, и опубликован в Известиях ВГО. В том же году была издана подготовленная К.В. Шавровым монография В.И. Иохельсона Коряки, Ительмены Орловой.

Материалы, собранные в результате деятельности экспедиции Рябушинского отложились в виде отдельной коллекции Экспедиция Рябушинского 1908 -1910, в составе фондов В.Л. Комарова (фонд 73) , П.Ю. Шмидта (фонд 92), коллекций Материалы экспедиций и путешествий действительных членов ГО по России и зарубежным странам 1841-1914 гг. в Архиве Русского географического общества в Санкт-Петербурге. Огромное количество фотографических негативов и диапозитивов, отображающих географию, геологию, быт и антропометрию аборигенов, зоологию и ботанику Камчатки,  хранятся там же, в составе коллекции Диапозитивы и негативы по экспедициям, действовавшим в ГО 1873 1957 гг.

Там же хранятся документы судебного дела по поводу растраты капитаном II ранга Кузьмина-Караваева, бывшего командира крейсера Колыма денег, опущенных Иохельсону. Из переданных 15140 рублей для нужд этнографического отдела экспедиции Кузьмин-Караваев отдал Иохельсону только 7500. Дело велось в военно-морском суде г. Владивостока, который приговорил Караваева к двум с половиной годам заключения в крепости (АРГО, ф. 1-1906, оп. 1, д. 3, Л. 91).

Комплексная экспедиция Русского географического общества с 1908 г. по 1910 г. на Камчатку получила широкий отклик в мировой прессе. Печатались письма участников событий, их очерки, фотографии, краткие каталоги отделов.  В 1910-1913 гг. этой экспедиции были посвящены статьи в ниже перечисленных газетах и журналах: Восточная заря, Речь, Новое время, Современное слово, Голос Москвы, Русские ведомости, Утро России, Сибирская жизнь, Правительственный вестник, Россия, Санкт-Петербургские ведомости, День, Огонек, Петербургская газета, Всемирная панорама, Природа и люди. Интерес к экспедиции со стороны ученых и обывателей возобновился, когда Русское географическое общество устроило в особняке общества по материалам Камчатской экспедиции выставку. Она проходила 7-22 декабря 1912 г. 

Через 23 дня после окончания выставки (т.е. 15 января 1913 г.) П.П. Семенов-Тян-Шанский получил через заведующего коммерческой частью кабинета Его Величества письмо: Милостивый государь Петр Петрович. По поручению и. д. Управляющего Кабинетом Его Величества, имею честь препроводить при сем Вашему Высокопревосходительству для передачи по принадлежности брошь-кулон с изображением государственного герба, украшенного сапфиром и бриллиантами и удостоверения на этот подарок ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ пожалованный вдове почетного потомственного гражданина Татиане Константиновне Рябушинской (АРГО, ф. 1-1906, оп. 1, д. 3, Л. 433).

В связи с этим уместно будет вспомнить еще об одной подробности. Русское географическое общество сразу по окончанию экспедиции планировало издать шесть томов научных трудов (по количеству отделов). Поскольку финансирование экспедиции производилось частным лицом, то необходимо было урегулировать отношения с наследниками мецената, коим являлась его вдова. Татьяна Константиновна Рябушинская 18 октября 1910 г. категорично заявила следующее: п. VII. Исключительное право издания полного научного труда, посвящаемого мною памяти моего покойного мужа Федора Павловича Рябушинского, принадлежит мне Я издаю их по своему усмотрению и без особого соглашения с автором, что Вы также включаете в Ваши условия с ними. Развернулась тяжба, о чем свидетельствуют найденная нами переписка выше указанной особы с Петром Юльевичем Шмидтом (АРГО, ф. 1-1906, оп. 1, д. 3, Л. 45).  Судя по тому, что результаты экспедиции были опубликованы как научные труды только в советское время (1928, 1929, 1930),  да и то не все, можно заключить, что наследница настояла на своих условиях.

 

Архивные материалы  по Камчатской экспедиции Рябушинского:

 

  1. Архив РАН, Фонд 817 Архив Шмидта П.Ю Архив РГО.
  2. Фонд 117 оп. 1 Конради С.А. 1880-1942 гг. Фонд принят от Н.Б. Калесник. 20 ед. хранения.

Оп. 1/I, №6 Полевые работы на Камчатке. б.д.,  1368 л .

Оп. 1/II, Биографические материалы и фотографии.

Оп. 1/ III, Материалы других лиц (в т.ч. Полевой дневник на Камчатку 1908-1910 гг., 300 стр.)

  1. Фонд 92 оп. 1 Шмидт П.Ю. ( в т.ч.
  2. Фонд 73. Комаров В.Л. (в т.ч. отдельная коллекция Экспедиция Рябушинского 1908 -1910).
  3. Коллекция Материалы экспедиций и путешествий действительных членов ГО по России и зарубежным странам 1841-1914 гг.
  4. Коллекция Диапозитивы и негативы по экспедициям, действовавшим в ГО 1873 1957 гг.
  5. Фонд Канцелярия ГО № 1-1906.  оп.1, д. 3  О работе комиссии по организации экспедиции на Камчатку ( в т.ч. письма Рябушинского и  Семенова-Тян-Шанского, и др) .
  6. Фонд 93 Фотографии Камчатской экспедиции.

Материал подготовила к.г.н. Лада Лекай



[1] ДЕМБИ (ДЕНБИ) Георгий Филиппович вел рыбные промыслы на Дальнем Востоке в конце XIX, начале XX вв. Его фирма ведала сбытом рыбопродукции, фрахтом судов, закупкой промыслового снаряжения. В связи с тем, что южно-сахалинский район для России был утрачен после 1905 года, Г. Ф. Демби вместе с сыном Альфредом решили перебраться на Камчатку, где последний вплотную занялся рыбным промыслом.

На Камчатке семейство Демби начало свою деятельность, стало крупным капиталистическим предприятием,

располагавшим паровыми и моторными катерами, грузовым пароходом, на его промыслах трудилось до 1536 рабочих. Круг деятельности Демби и К был широк: помимо эксплуатации рыболовных участков, фирма занималась скупкой рыбы у местного аборигенного населения и у мелкого русского частника, ссужала капитал рыбопромышленникам, представляла в Японии интересы Добровольного флота. В 1912 г . фирмой Демби и К был построен рыбоконсервный завод.

наверх